Охота на гуся в Кологриве. С 30 апреля по 4 мая 2016. Часть 1

Охота на гуся в Кологриве. С 30 апреля по 4 мая 2016.  Часть 1

Давно мы хотели добраться до гусиной столицы России, Кологрива, и познакомиться с этим удивительным краем, расположенным в 350 км к северо-востоку от Костромы. И вот наконец добрались в этот медвежий угол области. Дальше – тайга.

Сравнительно недавно Кологрив получил статус гусиной столицы России, и каждый год - вот уже 11 год подряд - в начале мая местные жители празднуют «День гуся», который здесь стал традиционным праздником, внесенным в национальный календарь событий.

Связан сей замечательный факт с тем обстоятельством, что, начиная с середины 80-х годов прошлого столетия,поменяв пути весенней миграции, гуси облюбовали место для стоянки в пойме реки Унжа. Малонаселенный район, не отягощенный промышленными предприятиями, Кологрив стал привлекать каждую весну десятки тысяч диких гусей. Усаживаясь на временный постой практически в черте города, птица здесь отдыхает в ожидании попутного ветра и набирает жир для дальнейшего перелета в Арктическую тундру для выведения потомства. Кологривский заказник – один из немногих в нашей стране ареалов покоя гуся, спонтанно созданного самой природой и бережно охраняемый человеком, который трогательно относится здесь к этой птице.

Нас было двое. Выехав ночью из Москвы, мы были на месте только к полудню. До Костромы дорога нас радовала: было сухо, машин было мало и ровный асфальт шоссе вгонял то меня, то моего товарища, сидящих поочередно на пассажирском сидении, в легкую дремоту. Спокойствие и блаженная идиллия с хорошей дорогой закончилась сразу после того, как мы проехали Кострому. Дорога от Костромы до места сначала нас насторожила, так как мы стали сомневаться в правильности выбранного пути: она вся была покрыта выбоинами, кочками и непонятными образованиями, похожими на результат жизнедеятельности кротов. Но убедившись в том, что это именно та дорога, по которой придется ехать к месту охоты, мы спустили давление в шинах нашего Лэнд Крузера до 1,7 атм, и вжали педаль газа в пол в ожидании того, что известная шоферская истина «больше газа – меньше кочек» будет доказана со всей убедительностью. Мы уже готовы были поверить в жизнеспособность нашего решения, как кочки и неглубокие, но часто уложенные в асфальт выбоины, которые машина проглатывала бодро и почти незаметно для человеческого организма, сменились на ямы и ухабы. С этим «рельефом» справиться было труднее, и мы поменяли тактику: на некоторых участках дороги приходилось снижать скорость до пешеходной и ехать аккуратно, так как к другим вариантам проехать такие участки дороги без серьезных механических потерь мы отнеслись скептически.

Вдоль дороги то там, то тут встречались стоявшие на обочине машины и люди, заглядывающие под днища своих стальных лошадок. Убедившись в том, что наша помощь им не требовалась, мы ехали дальше, и они провожали нас завидным взглядом, закуривая сигареты. К счастью для нас, единственной ощутимой потерей на пути к месту охоты было время, которое мы потратили на преодоление препятствий хайвея Кострома-Кологрив. Всего от Москвы до места мы проехали за 10 часов – многовато для современной дорожной истории. Участок дороги от Костромы длинной в 330 км на северо-восток занял около 6 часов. Не доехав до города километров 10, нас встретил по просьбе егеря один из уже приезжих охотников, и мы свернули с трассы в деревню, в которой остановились на постой. Деревня насчитывала 5 нежилых домов, давно покинутых их хозяевами, о чем ярко свидетельствовали проваленные крыши и уцелевшие рваные цепочки заборов, заваленные набок и едва указывающие на очертания периметров земельных участков. Один из домов с высоким первым этажом был приведен в сносное состояние местным девелопером Алексеем и выполнял роль охотничьего домика. Туда нас и поселили.

В доме было все необходимое для временного проживания: печка, электричество, плитка, свет, кровати, застеленные чистыми простынями и хороший обеденный стол, который внушал нам уверенность в то, что мы приехали сюда не зря, и охота будет добычливой.Был конец апреля. Православный мир готовился встретить Пасху, и Кологрив был наполнен ее ожиданием. Теплая, солнечная погода подтверждала близкое наступление Светлого Воскресенья, и в городе, куда мы заехали для получения путевок, царило предпраздничное оживление.Но нам надо было спешить: спешить найти поле и сделать скрады, так как на утренней заре открывалась охота.Поспать после ночной дороги нам так и не удалось. Разбросав вещи в относительном порядке по углам арендованной избы и сделав легкий и короткий «перекус», мы отправились на разведку и поиск места для организации места охоты. Оставалось около 5 часов до наступления плотных сумерек. Погода нам улыбалась солнцем. Ветра почти не было, и лесные дороги были относительно сухие, что позволило добираться в самые дальние углы очередного исследуемого поля.

Время летело. Бинокль не выявлял никакого движения на небосклоне, гуся нигде не было видно. Выяснить направления передвижения гуся в районе кологривской поймы не удавалось. Это осложняло задачу в определении места установки скрадков, а местные охотники в лице егеря Сергея и девелопера Алексея не располагали нужной нам информацией: когда, куда и как передвигается гусь к месту жировки, оставляя зону покоя, расположенную в черте города. Не хватало еще одного свободного утра, чтобы определить на какие поля и во сколько начинает идти гусь, поднимаясь с воды после ночевки. Но свободного утра не было. Завтра, на утренней заре, открывалась охоты. Это нас немного напрягало, но мы не отчаивались, так как в нашем охотничьем арсенале был Плюрифон РДП 35 стерео, три динамика с выносной 7-амперной батареей и набор чучел белолобого гуся модели FGS «Зомби», последней и наиболее удачной новинкой нашего производителя. Стойкая уверенность звуком приманить гуся с дальнего расстояния, где бы он не передвигался с воды на поля и обратно, вселяло в нас дополнительный оптимизм. Проколесив пару часов по окрестностям Кологрива, мы нашли большое поле, представляющее из себя стерню со значительными остатками зерна, оставленными во время сбора прошлогоднего урожая пшеницы. Поле было слабовсхолмленным, не ровным, с пересеченным ландшафтом: небольшие возвышения перемежались с низинами и седловинами, в которых скапливалась весенняя влага, образовывая неглубокие мочажины, облюбованные стайками бекаса, дупеля и кроншнепа. Место было идеально для охоты на гуся не только в силу высокого бонитета кормовой базы, но и по причине возможности сделать правильный скрад, так как помимо зерна на поле оставались небольшие буртики соломы - необходимый материал для маскировки земляных отвалов. Отвалы земли, образующиеся от рытья окопа, аккуратно распределялись по его периметру. Дерн и камуфляжная сетка, покрытая полевой соломой, полностью скрадывали следы земляных работ. Мест жировки, на которые всегда указывает гусиный помет, мы так и не нашли, но инстинкт охотника подсказывал, что гусь не пройдет мимо и обязательно откликнется на наши приманки в виде чучел «Зомби» и голоса Плюрифона.

Мой товарищ Михаил, который и пригласил меня к этому путешествию, занимался маскировкой лежачего скрада типа раскладушки, усердно втыкая в него с боков букетики соломы. Я, как и полагается, рыл свой окопчик лопатой. У лопаты был длинный черенок, и это чуть усложняло весь процесс выемки земли. Подготовка скрадов и обустройство места засады являются основным фактором успешной охоты на гуся. Поэтому на этом моменте надо остановиться более подробно.