Охота на гуся в Кологриве. С 30 апреля по 4 мая 2016. Часть 4

Охота на гуся в Кологриве. С 30 апреля по 4 мая 2016. Часть 4

Охота. День второй

Теперь у нас было две ямы на двоих.

Утро следующего дня нас насторожило. Иней покрывал своей пеленой все живое и неживое вокруг: крышу, капот и лобовое стекло нашего авто, траву, вчера еще радовавшую нас сочно-зеленым цветом, лавки и стол с навесом перед домом, деревья и провода, которые соединяли наш дом с цивилизацией. Чучела мы оставили в поле и думали теперь, как поступать: ведь иней может отодвинуть начало охоты на неопределенное время. Опыт охот с чучелами Спорт Пласт и ГринХэд в Калмыкии подсказывал, что для того, чтобы освободить поверхность чучела от инея потребуется не мало времени: минимум 2-3 минуты для обработки одного полиэтиленового (не важно – сминаемого или жесткого) чучела с помощью щетки. Но даже после удаления инея с поверхности корпуса пластиковых муляжей остается влага, которую практически невозможно удалить так, чтобы она не давала блики. Влага может высохнуть только сама, под ветром и солнцем, а утренний пролет пройдет мимо нас. Не надо было выставлять чучела с вечера. Попали!!

Мы заехали на поле чуть раньше намеченного времени, чтобы решать возникшую проблему. Стерня была белесая, подернутая инеем. Подъехали к месту и увидели следующее: чучела стояли как живые, инея на них не было (о, чудо) только на спинах, в ложбинках между сложенными крыльями муляжей, лежали сжиженные буртики снега серого цвета. Для нас это стало полной неожиданностью и облегчением: Михаил сразу уехал прятать машину в укрытие за дорогу, а я начал руками стряхивать сжиженный снежный нарост с гусей. Влага, которая оставалась в ложбине, только затемнила цвет флока, которым было покрыто чучело белолобика, и не давала бликов. На все про все у меня ушло 10 минут. Это очень ценное качество, которым не обладал ни один подобный продукт ранее использованный в поле в охоте на гуся. Наверняка, этому есть какое-то физическое объяснение, связанное с технологией псевдо флокового покрытия, представляющего собой краску с ворсом. Вот так «Зомби»!

Через 15 минут мы сидели в скрадах. Так начался второй день охоты. Полевая птица еще спала, и предрассветная тишина пока царила над полем. День ожидался теплым и солнечным, небо было чистым и прозрачным, без единого облачного пятна. На востоке рассвет уже набирал краски утра, и природа уже просыпалась. Послышался голос одиночки. Он летел высоко и покрикивал, надеясь, видимо, услышать отзыв своей подруги. Если кто-то когда–либо разбивал пары по незнанию или в охотничьем азарте, то вряд ли повторит эту роковую ошибку: гусь, который уходил от выстрела живым и возвращался к месту потери своей пары, подставляя себя под выстрел, с криком нарезая круги над упавшей птицей, это самец, и вы отобрали у него самку. Если гусь не возвращался, то это была самка, которая никогда не возвращается к месту рокового выстрела. Ее материнский инстинкт заставляет ее уносить себя и свой плод от опасного места охотничьей засады. Улетая, самка издает истошный крик, иногда оглядываясь, бросая прощальный взгляд на павшего своего друга. Вряд ли кто-нибудь захочет снова повторить.

Гуси моногамны и семьи создают на всю жизнь. Их может разлучить только неожиданный выстрел. Обычно, эта картина характерна для первых дней охоты, когда разбитые пары весь день, с утра до вечера бродят по небу и жалобно гагакают в поисках своей половины,пока не прибьются к новой стае.

Мы с Михаилом строго договорились пары не бить, даже если придется уехать без добычи. Он согласился и дал слово. Прилетела пара гуменников и уселась посреди нашей засады в чучела. Их совсем не смущал тот факт, что чучела, выставленные нами для охоты, имитировали белолобых гусей. Самка сразу принялась выбирать клювом оставшееся на поле зерно, а гусак поглядывал по сторонам, то вправо, то влево, охраняя утренний завтрак своей подруги. Оглядев все стороны горизонта, гусь делал один поклев и снова принимался за исполнение роли сторожа. Так продолжалось около 15 минут, пока в небе я не увидел приближающийся клин. Клин из тридцати голов. Это были гуменники. Шли без голоса, чуть бормоча. Ветер был незначительный и понять, как будет вести себя птица при подлете было сложно.

Я наблюдал через щель между двух обрезов маскировочной сетки, откинувшись назад в скраде. Клин развернулся и стал облетать место засады - видимо, вожак был матерый и не привык доверять сразу тому, что видел. Он повел стаю вокруг наших подсадных чучел, делая боковой облет. Левое крыло клина прошло прямо надо мной: молодняк, летевший в конце каждого ряда клина еле успевал за впереди летящими более взрослыми гусями, делая более частые взмахи.

Голос кормящейся стаи наших чучел фоном разливался по полю. Наконец я услышал первый гау-гак вожака. Он ждал ответа. Я нажал кнопку микширования, затем голос одиночки на отзыв и одним коленом «га-гак» ответил вожаку. Услышав отзыв, вожак повел стаю на второй круг, но уже снижаясь. Снова перекличка, и снова клин отзывается на нашу приманку, спускаясь все ниже и ниже. Были видны и лапки, и бежевые брюшки, и более темный цвет головы гуменника. Но стрелять было еще рано. Очень хотелось посадить стаю в чучела. Наконец настал тот момент, когда клин подготовился к посадке. Отлетев от нас метров на сто, клин развернулся и уже по прямой глиссаде, как огромный лайнер, пошел на посадку. Матерые гуси в голове клина уже делали редкие взмахи, широко расставив крылья и чуть слышной межголосицей. Клин опять двигался на меня в штык.

Место для посадки небольшого клина мы предусмотрительно оставили, так что впп была обозначена самими муляжами «Зомби». Вот и настал момент, когда гусь дал осадку…
Миша не выдержал напряжения и выскочил как черт из табакерки из своего скрада, что и стало его роковой ошибкой. Надо было встать медленно, без резких движений, чтобы не пугать птицу, прицелиться и сделать выстрел. Когда птица на тормозах пытается сесть на поле, быстро отлететь на безопасное расстояние у нее нет шанса. Тем более ветра почти не было, и быстро встать крылом на ветер для отхода не представлялось возможным. Поэтому при осадке, когда гусь принимает почти вертикальное положение в воздухе, выставив вперед лапы, сила инерция несет его вперед, к земле. У охотника есть достаточно времени для подготовки точного выстрела. Но это был не тот случай…

Клин с криком сломался, первые гуси стали беспорядочно махать крыльями, стремясь вверх, в спасительное небо, а задние еще летели вперед, напирая на впереди идущих, пытающихся выскочить из-под дробового дождя. Началась беспорядочная стрельба: браунинг хлопал без остановки, выстрелы ложились в стаю, без интервалов для прицеливания. Такая стрельба обычно заканчивается промахом, широко выпученными глазами и минутой тяжелого молчания. Гусь ушел. Но это было не главное. Такое в поле я видел много раз. Главное то, что гусиный клин с матерым вожаком был готов сесть в чучела. Это значит, что скрады были сделаны хорошо, чучела отработали на все сто и музыка Плюрифона не резала ухо самой осторожной легендарной птице, которая спасла когда-то Рим.